«Как съездил?»: Ларош — Хроники Чёрного Отряда

В информации об игре пишут о «ролевой игре по Ремарку в антураже и мире Глена Кука “Черный Отряд”». Две из трёх серий ПРИ «Хроники Чёрного Отряда» прошли под Москвой в этом году, на одной из них побывал Ларош, о чём и рассказал в нашей рубрике «Как съездил?».

Как у тебя появилась идея поехать на эту игру?

Про трехчастные «Хроники» я услышал, кажется, еще на «Восточном Экспрессе», но даже если это ложная память, потом про нее не раз писали в моих френдлентах те, кто собирался на первую часть. Даже хотел рвануть туда в последний момент (благо, формат позволяет, о чем ниже), но другие дела и желания пересилили. После первой части были просто огонь какие фотографии в сети (где все с перекошенными лицами превозмогают под дождем), это запало в душу. А потом я как-то пришел в середине августа в гости к Чарли, заболтались, в какой-то момент традиционно стали обсуждать, «на что мы там еще едем» (ну вы знаете — ни одних свободных выходных до зимы, у кого игра, у кого выставка, у кого юбилей царствования) и вдруг обнаружили общие пустые выходные. И как-то само собой вспомнилось, что там вторая серия «Хроник Черного Отряда». А давай дернем, сказал я. А давай, вдруг согласился он. И уже через четверть часа мы нашли свободную Руку (пятерку бойцов, минимальную штатную единицу Черного Отряда на этой игре), в которой командовала наша знакомая — Хэлка. Той же ночью я написал Хэлке, что мы хотим ехать с ней, и понеслось.

Чего ты ждал от игры, к чему готовился? Что ты делал специально для этой игры — в материальном или теоретическом плане?

Ждал «большой» войны со строями, полями боя и форсированными маршами — все-таки первоисточник сплошняком про войну. Было очень нервно, потому что я и «ларпового» оружия в руках раньше не держал, и вообще не брался за меч года… три? Как минимум. Надо ж было как-то в грязь лицом не ударить, и вообще, вот это, знаете — «А ну как они выскочат, а я растеряюсь?» Готовился очень стараться, надо же произвести на незнакомых людей хорошее впечатление! Но большей частью готовился к путешествию — это не к друзьям в машину впрыгнуть и через час уже палатку ставить, каждая поездка в Россию всё-таки хлопотное дело.
Зубрил правила — в российских играх их обычно существенно больше, чем у нас, и причем если обычно ты думаешь «так, я не лекарь, мне от медицины надо знать только поведение пациента», то тут, например, штопать раны в полевых условиях мог кто угодно, так что на всякий случай старался запомнить и это (не запомнил, но к счастью, не пригодилось). Но специально для игры материально не делал ничего — так, собрался из шкафов своего и друзей. В основном друзей — у меня вечно ничего «солдатского» нет, профиль обычно не мой, вот и приходится занимать.

Как прошла игра для тебя? Что особенно понравилось, что огорчило? Были ли сюрпризы (неожиданно круто или неожиданно плохо)?

Все было совершенно не так, как я ожидал — но это как раз всегда приятно, потому что не скучаешь. Строевой войны до самого финала не случилось, только лесные рейды и одиночные стычки. Состав нашей «Руки» периодически колебался, потому что наш командир героически дезертировал из идейных соображений (долго объяснять, как это было). Игра была не про войну в смысле битву, а про войну в смысле жизнь большого подразделения — про полевые лагеря, неопределенность, томительное ожидание, внезапные нападения, выбор стороны наемным отрядом… Я толком ничего и не делал, на самом деле — ну пару раз зарубил с ребятами встреченных в лесу чудовищ, по полуигровому недоразумению на часок попал в плен, из-за феноменального «везения» каждый раз отлучался из группы как раз вовремя, чтобы пропустить важное событие или решение — но и не скучал, потому что вся обстановка незнакомая, не соскучишься. Все игроки новые, лес незнакомый и красивый, везде на игру натыкаешься — словом, не выпадаешь. Огорчил мертвятник (хотя попасть в мертвятник было радостным событием, сто лет в нормальном мертвятнике не был!), но там была такая история, что мастера отдали блок посмертия фактически «на аутсорс», не достигли взаимопонимания между собой, и мертвятник был буквально для другой игры. «Местные», кто это просекал, через минут двадцать бросали играть в посмертие и уходили в мастерятник, где было «альтернативное» продолжение игры, а я про такую возможность не знал и честно пробарахтался в «данже» четыре с половиной часа. Но тоже впечатления уникальные — просто не самые положительные.

На «Хроники» приехало очень много страшно крутых российских игроков, поэтому даже самые простые вещи в ходе игры были очень насыщенными. И в том плане, что хорошие игроки из простого занятия делают праздник, и в том плане, что ты находишься среди людей, про которых раньше только в интернете читал; я когда-то много читал российский ролевой ЖЖ, когда он еще был обилен, и ощущение «все эти кинозвезды и я» — оно само по себе делает игру. Перед выездом с полигона говоришь человеку спасибо за игру и знакомишься, а это внезапно Ёвин. Что мне сказать, «я ваши песни с пятнадцати лет слушаю?» Но я вообще легко делаю кумиров из окружающих меня людей, что уж.

На российских играх меня огорчает — но каждый раз, что уже ожидаемо — твоя выключенность из важных процессов, потому что тебя никто не знает. Ну условно, представьте, что вы на игре все садитесь в кружок и активно спорите, как жить дальше. И кто-то из вас говорит «Дайте сейчас я скажу». И если это никому не известный новичок, его могут не услышать и заболтать поверх. А если это, например, Шарль (раз он тут уже неизбежно упоминался), то с большой вероятностью все замолчат и прислушаются. Ну так вот «там» все друг друга знают, а тебя — никто, и ты всегда третий в пятом ряду, пока тебя кто-то не опознает (скажем, из тех, с кем познакомились на «Восточном Экспрессе», или из тех, с кем я раньше уже играл). Ну и на особые задания командиры, понятно, отправляют не тех, у кого во вводной написано «сто раз ходил на особые задания», а тех, про кого за пределами игры знают, что молодец, семерых одним ударом и вообще можно положиться. Но оно и у нас так, просто я реже третий в пятом ряду 🙂 А тут еще была первая часть, где я не был — и те, кто играл в первую игру, были куда «включеннее» в происходящее, а новые для цикла игроки (их было процентов двадцать) оказывались на периферии.

Какие игромеханические/нарративные находки порадовали?

«Хроники черного отряда» базируются на принципе «легкого ненапряжного выезда», как про это говорят мастера, и это прямо очень неожиданно и здорово — в игру можно запрыгнуть чуть не в последний день, даже можно просто приехать на полигон и сказать «я с вами», и работа МГ и механика игры это поддерживают. Рингл (главмастер) вел себя не как строгий организатор и не как задолбанный дедлайном художник (как мы обычно видим мастеров перед игрой), а как всеобщая мамка и нянька. Да со мной учительница младших классов с такой добротой не разговаривала, как Рингл с толпой на предыгровом параде.

Это трудно описать, не пересказывая в подробностях, но мастера всегда излучали ощущение, что ты для них страшно важен, прямо сейчас, когда ты хочешь задать сотый глупый вопрос, нет никого интереснее тебя и ничего важнее твоих переживаний, все мелочи предусмотрены и острые углы сглажены, чтобы не дай бог тебе не было неудобно и некомфортно. Вплоть до того, что на воскресенье обещали дожди и игра закончилась ровно как закапало, чтобы все игроки быстренько собрались и уехали из леса, не страдая от ливня и размытой дороги. И речь не о том, что мастера тут некий обслуживающий персонал, предоставляющий сервис — нет, просто я вот только теоретически понимаю, что доброжелательность необходима для сотворчества, а команда Рингла это реализует вполне практически.
Боевые правила ХЧО очень хорошие для строевого боя на ларпе — нужно к ним привыкнуть, потому что они совсем не такие, как обычно, но драться по ним очень интересно. Одновременно и весело каждому в отдельности, и «правдоподобно» для поведения строя в целом. Отличный для создания «легкости» игры нарративный ход — для легенд персонажей было написано много почти универсальных «заготовок», и ты мог не писать своего текста, а просто составить проблематику персонажа из этих заготовок. Средневековый наемник ведь человек простой, и в прошлом у него не так уж много разнообразных событий. Был, кажется, двадцать один шаблон, из которых можно было выбрать два-три или дописать свои. Я взял один из базовых и подкорректировал, и еще один написал с нуля. Но все мастерские шаблоны были хороши, и можно было бы делать роль только из них — но хотелось, понятное дело, «поуникальничать».

Отсюда же следовала модель «вопросов из прошлого», то есть, по сути, зашитая в игру необходимость рефлексировать происходящее и думать, как изменился твой персонаж под влиянием больших событий. Все шаблоны заканчивались дилеммой — вопросом из двух несовместимых альтернатив. В том числе те, которые ты сочинял сам. У меня, скажем, среди прочего был «Можно ли смеяться над всем? Или настает время, когда смехом не закроешься?» И ты носил с собой листочки, где было написано, как ты к этому вопросу пришел, то есть твои куски легенды. И когда в ходе игры происходило что-то важное для тебя, что позволяло тебе ответить на этот вопрос, ты садился во время привала и записывал на листочек свой ответ и события, которые тебе его дали. Это и были те самые «Хроники», которые «Хроники Черного отряда». Листок с ответом как бы «скреплял» изменения в персонаже, ты отдавал его мастерам, а они взамен передавали тебе новый — с уже другим вопросом «следующего уровня», часто, как я понимаю, неожиданным. И дальше ты уже шел на войну думать над новой дилеммой.
Эта затея мне кажется и очень уместной для тем игры, и очень хорошей в целом — хотя она и совсем не для меня, потому что я не люблю в ходе игры читать и писать, предпочитаю обсуждать вслух.

Отличалась ли игра принципиально от похожих игр в Беларуси? Были ли общие черты?

Игра была по московским меркам «маленькая», и поэтому от наших игр отличалась не очень — примерно тот же, скажем, масштаб команд и лагерей, не считая самого Черного Отряда, который был по численности, как целая белорусская игра. Пожалуй, даже, из всех российских игр, на которых я был, эта была ближе всего к «нашим». Разительное отличие — численность МГ. У нас бы на 60-80 человек было два-три мастера, и хватит. Тут их был, наверное, десяток. Всегда кто-то дежурил на мастерке, рядом с каждой командой и лагерем был «региональщик», причем я к ним забывал обращаться с вопросами, потому что прошито же в голове: если есть вопрос, жди, пока мимо пробежит главмастер или иди его искать. Ну и были все те вещи, которые есть в России, но которых нет у нас — парад, явно помеченные в сетке ролей игротехники, необходимость игрокам самим создавать межперсонажные «завязки» и микросюжеты до игры.

Будешь ли ездить ещё (на похожие проекты или к этой мастерской группе)? Рекомендуешь ли ездить друзьям и знакомым ролевикам?

Третья часть «ХЧО» в первых числах марта, и, как уже не раз сказал Чарли, «так, значит, по снегу я НЕ побегу». А ехать на финал в первую очередь интересно тем же составом. Но вообще на ХЧО поехало человек семь «наших» и я, скорее всего, к ним присоединюсь (в одиночку ездить на далекие игры куда более муторно). То, что делают эти мастера, мне и дальше будет интересно уж как минимум из-за атмосферы, которую они создают для игрока, и того, насколько «звездный» состав российских игроков к ним ездит. Так что да, Рингла и всех, кто с ним работает, я очень даже рекомендую.

 

 

Добавить комментарий